Я весь исписан именами
Вспоминаешь, и думаешь - это было не со мной, это было не в этой жизни. Вспоминаешь родных когда-то до боли людей, а теперь они никто, и никаких чувств не вызывают. Даже чувства ностальгии нет. И сколько уже было таких эпох, таких захороненных внутри тебя пластов. В старости перед смертью нас можно будет разрезать напополам и рассматривать кольца в срезе, читая там имена.

Аня пишет мне: "Недавно постилось, мол "я скучаю по тебе, по старому тебе. Нынешний ты - редкий мудак", И ведь я согласна, встречаешь людей из прошлого, слушаешь их, смотришь, думаешь, ебааать, какое ж ты дерьмо... или не дерьмо, а какой ж ты странный. А он не странный, это просто не он. Тот он похоронен в его пластах. "
Я в ответ: "Это похоже на фильм про инопланетную заразу, когда говоришь с человеком и понимаешь, что в него вселился инопланетянин, и что это уже больше не он. И в самых худших случаях в такой ситуации нужно их пристрелить. "

Я не хочу, чтобы дорогие мне СЕЙЧАС люди становились никем. Я не хочу, чтобы Танечка, Токарев и Олег превратились в задубевший пласт внутри меня.
Недавно я проснулась посреди ночи, подумала об Олеге, и мне стало тяжело дышать от мысли "Твоего Олега больше нет, твоего Олега больше не существует". Это невозможно. У нас на двоих был целый мир. Это невозможно, чтобы его больше не было. Невозможно, чтобы Олег не был мне близок. Невозможно, что наш безумный мир в его голове превратился в мертвый бесполезный и ненужный пласт.

Кстати сказать, точно так же я задыхалась, когда мы с Олегом расставались. Точнее, мы часа 3 сидели в моей машине, я говорила ему все те ужасные вещи, всю ту правду, которую нужно было сказать, помню его глаза в это время. Потом все было решено и он вышел из машины и ушел к себе домой. И унес с собой весь воздух. Я распахнула дверь, выскочила на улицу и пыталась дышать. Но тяжело дышать под навалившимся трупом целого мира. Мира, который я только что сама пристрелила. Под трупом сотен наших с Олегом овец.

И Танечка говорила, что когда она возвращалась в поезде из Сочи, от Костика, ей тоже было тяжело дышать физически.

Люди, которых я люблю. Я не хочу вас терять и переставать любить.

Многолетним дубам, наверное, тоже тяжело дышать под гнетом своих колец внутри. Очень тяжело.


Muzicons.com

@темы: между взглядом, я весь исписан именами